dtpnet (dtpnet) wrote,
dtpnet
dtpnet

Categories:

Что мы знаем о рабстве? К сожалению, ничего...

Оригинал взят у isya в рассказ Розы Вильямс о своей жизни в рабстве
этот рассказ - один из очень многих в многотомном проекте, осуществленном в США в 1930-ые годы, по сбору рассказов еще тогда живых людей, которые пережили рабство. (это тот же проект, откуда взят рассказ, на русский перевод которого была ссылка здесь. но, надо сказать, в среднем эти рассказы выглядят скорее как тот, что ниже в этом посте).
мне кажется, текст говорит сам за себя, и в особенных комментариях не нуждается. поэтому я только отмечу под катом несколько моментов, которые особенно задели меня, помимо главной сюжетной линии:  


- совершенно бесчеловечное обсуждение, просто на уровне выбора слов (например, как вам нравится "скрещивание", mating?), эксплуатации рабынь как живых инкубаторов - хотя текст написан в 1930-ые, когда рабства как такового не было уже почти 70 лет. вот она, эра до политической корректности, по которой некоторые так страдают. 
- доброжелательное в целом отношение этой женщины к своему бывшему хозяину, при множестве вполне конкретных обвинений. обвинения обвинениями, и говорить о нем плохо она все равно не говорит. 
- картинка "двойной рабочей недели" для женщин в рабстве, складывающаяся из замечаний про то, кто именно и как выполняет обслуживающую работу. 


8 июля 1937 года
записано Шелдоном Готье
Роза Вильямс, 90 лет, родилась рабыней мистера Вильяма Блека, торговца рабами, владевшего помимо родителей Розы многими другими людьми, а также плантацией в графстве Белл, штат Техас. Розе было 15 лет, когда в начале Войны Севера и Юга она сама и ее родители, а также еще 10 других рабов были проданы на открытом аукционе мистеру Холлу Хокинзу. Мистер Хокинз был владельцем плантации с примерно 50 рабами в графстве Белл, штат Техас. Поскольку покупка и продажа рабов, а также скрещивание самых крупных рабов были обычной практикой на плантациях, Розу заставили совокупляться и жить с другим рабом, когда ей было только 16 лет. Она заставила его уйти, когда получила свободу. У нее было от него двое детей, один рожденный после получения свободы. Этот ранний домашний опыт воспитал в ней антипатию к институту брака, которую она сохранила на всю свою жизнь, и больше не выходила замуж. Роза была сельскохозяйственной работницей до того момента, когда переехала в Форт Ворт примерно 30 лет назад. Она ослепла и потеряла возможность работать 10 лет назад. Сейчас она проживает по адресу Хэмптон Стрит, 1126, Форт Ворт, штат Техас. Дальше следует ее рассказ: 


То, что я сейчас расскажу - это факты. Я не просто так приехала в Хантсвилль. 
Если уж мне хоть один день от роду, то мне точно 90 лет. Я родилась в графстве Белл, штат Техас, и мной владел Мастер Вильям Блек. Он владел и моими мамой и папой. Я была очень маленькой, чтобы все точно восстановить, но я помню, что когда началась война, я пасла овец и индюшек, ухаживала за курицами, и тому подобное. 
У Мастера Блека была довольно большая плантация, но у него было больше ниггеров, чем ему было нужно для работы, потому что он был торговцем рабами. Он торговал, покупал и продавал все время. 
Мастер был ужасно жестоким. Он бил цветных плетьми, заставлял тяжело работать и плохо кормил. Из еды у нас была кукурузная мука, молоко, патока, бобы и горох. Мясо было дважды в неделю. Кофе и чая не было, а белая мука - мы вообще не знали, что такое бывает. Мы должны были работать в поле каждый день от рассвета до заката, а по воскресеньям делать стирку. Церковь? Да мы не знали, что это слово значит. 
Я помню, как другие говорили про начало войны, когда Мастер Блек нас продал. Мама и папа были страшно радовались, что их продают, только переживали, что их могут разлучить, но надеялись, что их купит какой-нибудь хороший Мастер. Маму, папу и меня выставили на продажу вместе с десятью другими ниггерами. 
Когда нас выставили на аукцион, там было много белых, пришедших посмотреть на рабов. Я думаю, там было примерно 50 ниггеров на продажу. Белые смотрели то на одного, то на другого, и, конечно, на нас тоже смотрели. И один из них заинтересовался папой. Его звали Хокинз. Он заговорил с папой, и папа ему сказал: "Это мои жена и ребенок. Пожалуйста купите нас и сжальтесь над нами". 
Мастер Хокинз посмотрел на нас. Я была крепкая и сильная, как мул. И он сказал: "Хорошо выглядящая ниггер, но трое - это больше, чем я хочу, пожалуй". 
Аукцион начался и продолжался долго, пока папу выставили. Мастер Хокинз выиграл аукцион на папу, и когда маму выставили, он выиграл аукцион и на нее. Потом продали еще двоих или троих ниггеров, пока мой черед не пришел. И тут Мастер Блек зовет меня выйти. Аукционист говорит: "Как много вы мне предложите за эту крепко сложенную, сильную молодую девицу? Она непорченная и будет хорошей производительницей".
Мне хочется, чтобы Мастер Хокинз назвал цену за меня, но он молчит. Два других мужчины начали поднимать цену против друг друга. Конечно, я начинаю очень волноваться. По моим щекам текут слезы, потому что меня продают так, что меня разлучат с моей мамой. Один из покупателей назвал цену в 500 долларов, и аукционист говорит: "Кто больше? Она уходит за 500 долларов". 
И тут кто-то говорит: "525". Никто не повышает цену, и аукционист говорит: "Она уходит за 525, она уходит за 525, она уходит за 525 Мастеру Хокинзу". Рада ли я была? Конечно, я вся тряслась. 
Мастер Хокинз отвез нас к себе, и это была хорошая плантация. Намного лучше, чем у Мастера Блека. Там работало примерно 50 ниггеров. Первым делом, когда мы приехали, Мастер Хокинз дал нам еды и хижину. Ты белый парень, я тебе скажу, та еда была для нас как пир. Там было много мяса, сколько-то чая и немного кофе. Я никогда раньше не пробовала белой муки или кофе. Мама сделала бисквитов и сварила кофе. Ну, бисквиты-то были для меня просто ням-ням, а вот кофе я не люблю. 
Жилье для цветных там было примерно такое же, как у Мастера Блека. Там было 12 хижин, сложенных из бревен, и внутри были только стол, скамейки, койки в несколько ярусов, и очаг для готовки и обогрева. Пола не было, только земля. 
Мастер Хокинз никогда не заставлял ниггеров работать в субботу вечером и в воскресенье, если только не было нужно сделать много работы. Он никогда не перерабатывал своих цветных. Между Мастером Хокинзом и Мастером Блеком в отношении цветных была такая же разница, как между Господом и дьяволом. Мастер Хокинз разрешал ниггерам разумные празднования, давал им пропуска, чтобы куда-нибудь ходить, и иногда разрешал рыбачить. Но нас никогда не брали в церковь, и там не было никаких книг, чтобы учиться, и никакого образования для ниггеров. 
Одну вещь, которую Мастер Хокинз со мной сделал, я никогда не смогу забыть. Я знаю, что он ее сделал не со зла, но всегда буду про нее помнить. Он меня заставил жить с ниггером Руфусом против моей воли. 
Когда я прожила у Мастера Хокинза около года, Мастер как-то пришел ко мне и говорит: "Ты будешь жить с Руфусом вот в той хижине". И он показывает на хижину и приказывает мне ее привести в порядок, чтобы можно было жить. Мне было 17 лет, и, конечно, у меня не было никакого образования. Я была ничего не знающим ребенком. Я подумала, что он хочет разлучить меня с родителями и ухаживать за хижиной для Руфуса и каких-нибудь других ниггеров. Вот так оно и началось. 
Я занялась хижиной после работы, и приготовила Руфусу ужин. Я этого цветного не любила, потому что он издевался над другими. Он был большой, и поэтому думал, что все остальные должны делать, как он сказал. Мы съели ужин, и я походила туда-сюда, поговорила с другими, пока не настало время спать, и вот я пошла и приготовила себе койку. И тут после того, как я залезла в койку, этот ниггер залезает в мою койку быстрее, чем я успеваю понять, что он делает. 
"Ты чего вообще? Ты дурной ниггер, забрался в мою кровать!" - говорю я ему. 
"Заткнись! Это и моя кровать тоже" - говорит он. 
"Да у тебя с головой не все в порядке. Вылезай!" - так я ему сказала, и уперлась в него ногами и вытолкнула его на пол, пока он еще не успел сообразить, что я делаю. И тут он вскакивает, злой-презлой, просто как дикий кабан. Он пытается залезть ко мне в койку, а я быстро бегу за кочергой. Она была примерно 3 фута длиной, и когда он ко мне подходит, я бью его кочергой по голове. Остановило ли это его? Я бы сказала, что да. Он на меня смотрел, не отрываясь, с минуту. Было видно, что он напряженно про меня думает. А потом он пошел и сел на скамью, и сказал: 
"Ты только подожди. Ты думаешь, что умная, но на самом деле ты дура. Это тебя кое-чему научит".
"Заткни свой большой рот и держись от меня подальше, вот все, чего я хочу" - говорю я ему, а сама сижу и держу кочергу, а он сидит и смотрит, как бык. Мы так сидели около часа. Потом он ушел, а я закрыла дверь на засов. 
На следующий день я пошла к Мисси и рассказала ей, что Руфус хотел сделать. А Мисси мне сказала, что это Мастер так хочет. Она сказала: "Ты крепкая девушка, а Руфус крепкий мужчина. Мастер хочет, чтобы вы народили крепких детей". 
Я поразмыслила про то, что сказала Мисси, но сказала себе: "Нет, я не буду жить с этим мужчиной". И следующей ночью, когда Руфус пришел в хижину, я взяла кочергу и сказала: "Держись от меня подальше, а то я выбью твои мозги и по ним пройдусь ногами". Он ничего не ответил и ушел. 
На следующий день меня вызвал Мастер и говорит: "Женщина, я заплатил за тебя большие деньги, потому что я хочу, чтобы ты мне воспитала детей. Поэтому я тебя поселил с Руфусом. Так что если ты не хочешь быть высеченной, привязанной к столбу, ты сделаешь как я тебе сказал". 
Тогда я подумала про то, как Мастер купил меня на аукционе, и спас меня от разлуки с моими родителями, и о том, как людей секут привязанными к столбу. Вот так оно. Что же мне было делать? Так что я решила сделать так, как Мастер желает, и уступила. 
Когда нам дали свободу, Мастер Хокинз сказал нам цветным, что мы можем остаться и работать за зарплату или снимать часть земли. Кто-то остался, а кто-то ушел. Мои родители и я остались. Мы снимали землю три года, а потом переехали на другой участок близко к дому Мастера. Я была с моими родителями, пока они не умерли, а потом ушла работать на других людей. 
Если я помню правильно, то в Форт Ворт я приехала 30 лет назад. Здесь я работала на белых кухаркой, пока не ослепла. Это случилось лет 10 назад. 
Выходила ли я замуж? Да никогда! Нет, сэр! Один раз это попробовать для меня было вполне достаточно. После того, что я сделала тогда для Мастера, я никогда не хотела больше жить ни с каким мужчиной. Господь меня прости, но ему нужно извинить меня и поискать других, чтобы наполнять землю людьми. Ну и в любом случае сейчас уже поздно. Я уже прожила свою жизнь.
Последние десять лет мои белые и цветные друзья находят для меня еду и место, где можно поспать. Я благодарна за это. Еще немного, и я пойду в Иорданию, и тогда мы получим отдых и покой. 


Tags: рабство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments